Наука жить. О воспитании

Наука жить

ЖИЗНЬ без цели всегда безрадостна и ничтожна. У каждого из вас должна быть своя цель. И не забывайте, что достоинство вашей жизни определяется достоинством ее цели. Ваша цель должна быть возвышенна и широка, благородна и бескорыстна, только тогда и ваша жизнь будет представлять собой действительно нечто ценное как для вас самих, так и для других людей. Но каким бы ни был тот идеал, который вы избрали своей целью, вы не сможете воплотить его в жизнь в полной мере, если прежде всего не достигнете совершенства в самих себе.

Первый шаг в этом деле — составить себе ясное представление о состоянии и деятельности всего вашего существа — как в целом, так и в отдельных его составляющих. Нужно обязательно научиться отчетливо различать их, чтобы точно определять действительные причины всего происходящего в вашей внутренней жизни, верно разбираться во всем том огромном множестве внутренних побуждений, реакций на происходящее, противоречивых желаний, которые и заставляют вас совершать те или иные действия. Это кропотливое самоисследование, которое должно выполняться со всем возможным усердием и тщательностью, потребует от вас, кроме того, особой настойчивости и искренности, ибо одна из особенностей человеческой природы — и в первую очередь ума — состоит в том, что человек — даже перед самим собой — невольно пытается выставить все свои мысли, чувства, слова, поступки в выгодном для себя свете. Правильного, безошибочного понимания себя можно достичь только в том случае, если мы, наблюдая самым внимательным образом за каждым своим движением, как внешним, так и внутренним, будем, образно говоря, предлагать все их на суд нашего наивысшего идеала с безусловной готовностью согласиться с любым его решением. Ибо, если мы по настоящему хотим духовно расти и в итоге осознать во всей полноте подлинную истину собственного бытия — то есть исполнить то, ради чего мы и созданы и что называем своей миссией на земле, — мы должны стараться со всем возможным постоянством и последовательностью отвергать или уничтожать в себе все, что может противоречить, противостоять этой истине. Тогда мало_помалу все части, все элементы нашего существа объединятся и в конце концов составят некое однородное, единое целое, центром которого станет наше психическое существо. Потребуется немало времени, чтобы довести это единое целое до заметной степени совершенства. Поэтому для того, чтобы выполнить эту работу, мы должны вооружиться терпением и настойчивостью, а также решимостью продлить свою жизнь настолько, насколько это необходимо для успешного завершения наших усилий. Одновременно с этой очистительной и объединительной работой вы должны предпринимать все возможные меры для совершенствования внешней части вашего существа, призванной служить орудием для выражения, воплощения даруемой вам высшей истины. Когда эта истина нисходит в вас, пытаясь проявиться в вашем существе, она должна встретить ум, достаточно гибкий и разносторонний, подвижный и развитый, способный облечь воспринимаемую им идею в форму мысли, причем так, чтобы сохранилась первоначальная сила и ясность этой идеи. В свою очередь, мысль, стремящаяся облечься в слова, должна найти в вас способность без искажений выразить ее языковыми средствами. Далее вы должны следовать сформулированной таким образом истине во всех своих чувствах, всех устремлениях и намерениях, всех поступках — во всех движениях вашего существа. Тогда в результате ваших постоянных усилий сами эти движения достигнут в конце концов наивысшего совершенства. Всего этого можно достичь с помощью четырехсторонней дисциплины. Здесь приводится ее общее описание. Прежде всего следует заметить, что все четыре направления упомянутой дисциплины не являются взаимоисключающими и могут практиковаться одновременно, причем последнее даже желательно. Исходным является направление, которое мы можем назвать «дисциплиной психического существа». Под «психическим существом» мы понимаем определенный психологический центр всего человеческого существа, который содержит в себе высшую истину нашего бытия, определяет нашу способность к познанию этой истины и воплощению ее в жизнь. Таким образом, первоочередной задачей для нас является осознание в себе психического присутствия и практика сосредоточения на этом присутствии — до тех пор, пока оно не станет для нас живым и конкретным и мы не воссоединимся с психическим настолько, что именно его будем воспринимать как свое настоящее «я».

В разные времена в разных уголках земли было найдено и разработано множество методов, позволяющих достичь восприятия психического существа, а затем и полного единения с ним. Одни из этих методов можно назвать психологическими, другие — религиозными, а иные вообще можно даже отнести к своего рода механическим. В действительности, каждый человек должен сам отыскать свой путь — тот, что подходит ему больше всего; если у него есть к этому горячее, неослабевающее стремление и стойкая, непреклонная воля, он так или иначе, внешним ли образом, например чтением и изучением соответствующих произведений, или внутренне — посредством сосредоточения, медитации, откровения и духовного опыта, но, безусловно, найдет помощь, в которой нуждается для достижения своей цели. Однако здесь есть одно совершенно необходимое условие — искренняя воля открыть истину своего существа и воплотить ее в жизнь. «Открыть и воплотить» — вот что должно стать главным делом нашей жизни, той бесценной жемчужиной, которую мы должны добыть во что бы то ни стало. Чем бы вы ни занимались и что бы ни делали, каким бы ни было ваше ремесло, живое стремление постичь истину собственного существа и слиться с ней воедино должно обязательно присутствовать во всяком вашем действии, чувстве и мысли. Очень важно, чтобы эта внутренняя работа сопровождалась еще одним вспомогательным процессом, которым никак нельзя пренебрегать, а именно — развитием ума. Ибо ум, как один из инструментов нашего самосовершенствования, может в равной степени оказать нам большую помощь в этом деле или, напротив, обратиться в значительное препятствие. Человеческому уму в его обычном, «нормальном» состоянии свойственны ограниченность кругозора, поверхностность суждений, косность в понятиях и представлениях, — поэтому необходимо постоянно прилагать усилия к тому, чтобы расширить его кругозор, сообщить ему большую гибкость, ясность и глубину. Вот почему так важно всегда стараться рассматривать события и явления с возможно большего числа точек зрения. Для такой практики существует упражнение, которое с успехом служит этой цели, то есть придает гибкость вашему мышлению, возвышает его. Упражнение состоит в следующем: в возможно более ясной и определенной формулировке выдвигается какой_либо тезис, ему противопоставляется антитезис, сформулированный с такой же точностью. Теперь с помощью вдумчивого умственного изучения нужно расширить содержание проблемы, образованной парой противоположных суждений, и, поднимаясь над этим противоречием, найти его разрешение в объединяющем противоположности синтезе — идее более масштабной, высокой и содержательной. Можно составить и проделать множество других упражнений в том же духе; некоторые из них могут оказывать благоприятное воздействие также и на ваш характер и обладают таким образом двоякой ценностью, поскольку служат сразу двум целям, одна из которых — воспитание и развитие ума, другая — умение владеть собой, управлять своими чувствами, а значит, и теми последствиями, источником которых они могут быть. Например, нужно постоянно упражняться в том, чтобы не позволять своему уму составлять суждения о других людях. Дело в том, что ум не является самостоятельным инструментом познания. Человеческий ум сам по себе не способен находить подлинное знание, но именно знанием он должен приводиться в движение. Знание же обретается в сферах значительно более высоких, нежели те, которым соответствует уровень человеческой ментальности, в частности более высоких, чем даже область чистых идей. Ум должен находиться в покое и внимании, чтобы быть в состоянии воспринять нисходящее свыше знание и выразить его. Ум — это орудие, которое служит нам для того, чтобы облекать в конкретные формы получаемые свыше знания, упорядочивать их и управлять нашими действиями; выполняя именно эти функции, ум в полной мере осуществляет свое подлинное предназначение и действительно по-настоящему приносит нам пользу. Стоит упомянуть еще одно правило для надлежащего воспитания ума, которое — если вы сумеете превратить его в привычку — в значительной степени благоприятствует развитию вашего сознания в целом. Правило состоит в том, что если у вас с кем-либо возникает разногласие по какому-либо поводу — например, вам нужно совместно с вашим оппонентом принять какое-либо решение или предпринять какие-либо действия, — вы ни в коем случае не замыкаетесь в кругу собственных представлений, не ограничиваете себя исключительно собственным видением дела. Напротив, вы стараетесь понять точку зрения своего оппонента, поставив себя на его место; вместо того, чтобы бессмысленно спорить и ссориться или, хуже того, доводить дело до драки, вы ищете решение, способное удовлетворить обе стороны, а оно всегда найдется у людей действительно доброй воли.

Далее необходимо остановиться на дисциплине в отношении витального существа. Это существо в нас является вместилищем наших побуждений и желаний, источником, с одной стороны, высокого воодушевления, а с другой — насилия, с одной стороны — кипучей энергии, с другой — полной подавленности и угнетенного состояния духа; в нем гнездятся все наши страсти и мятежные порывы. Оно является движущим началом нашего существа и может, с одной стороны, побуждать нас к созиданию и осуществлению всевозможных целей, а с другой — превращать нас в разрушителей всего и вся. Возможно, эта часть человеческого существа труднее всего поддается правильной дисциплине. Это долгая и кропотливая работа, требующая огромного терпения и совершенной искренности перед самим собой, ибо без полной внутренней честности вы с первых же шагов начнете обманывать себя, и любая попытка добиться какого-либо конкретного результата в духовном развитии (в данном случае, в совершенствовании витального существа) окажется напрасной. При добровольном сотрудничестве витального любая духовная цель, любое внутреннее преобразование становятся реально достижимыми. Вся трудность как раз и состоит в том, чтобы склонить витальное к постоянному и добровольному сотрудничеству. Витальное существо — это, образно говоря, отличный работник, но обычно во всякой работе он ищет прежде всего собственного удовлетворения. Если же ему в этом отказывают — полностью или частично, он обижается, дуется и, в конце концов, в ответ наотрез отказывается принимать участие в деле; все это приводит к тому, что жизненные силы, воодушевление и бодрость духа покидают вас, оставляя вместо себя отвращение к миру и к людям, уныние или возмущение, подавленность и неудовлетворенность. В такие моменты лучше всего оставаться в покое, не предпринимая никаких действий, поскольку в этом состоянии можно натворить множество глупостей и полностью перечеркнуть или же в той или иной мере испортить результаты, достигнутые в течение, быть может, не одного месяца постоянных и целенаправленных усилий. Подобные кризы менее продолжительны и опасны у тех, кто сумел установить связь со своим психическим существом, — что позволяет им постоянно хранить в себе живое присутствие огня, стремления к истине и сознание идеала, которого предстоит достичь. Это сознание позволяет им правильно обращаться с витальным существом — так, как обращаются с непослушным ребенком, терпеливо и настойчиво, раз за разом объясняя и показывая ему, в чем состоит истина и свет, стараясь переубедить его и вновь пробудить в нем стремление к благу, которое временно угасло в нем, оказалось как бы скрытым от него. Действуя подобным образом, вы сможете использовать каждый внутренний конфликт для того, чтобы совершить новое продвижение вперед, сделать еще один шаг по направлению к цели — совершенству витального. Возможно, ваше продвижение вперед будет медленным, трудным, исполненным неудач и падений, но если, несмотря ни на что, вы будете мужественно, с воодушевлением и оптимизмом стремиться к поставленной цели, можете быть уверены — день вашего торжества непременно настанет и все ваши трудности растают и испарятся без следа в лучезарном сиянии сознания-истины.

Наконец, с помощью разумного, умело построенного физического воспитания мы должны сделать наше тело достаточно сильным и пластичным, превратить его в надежный инструмент для материального воплощения нисходящей силы Истины, которая стремится выразить себя в нас и через нас. В действительности, тело должно не властвовать над нами, а повиноваться нам; тело по самой своей природе — это послушный и верный слуга. Однако, к сожалению, этот слуга редко обладает способностью (а ему следовало бы иметь ее!) оценить, что правильно, а что не правильно в его отношениях со своими извечными господами — умом и витальным. Он просто слепо повинуется им, к большому ущербу для собственного здоровья. Ум с непреложностью и нерушимостью и в то же время произвольностью его правил и принципов, витальное — с его страстями, излишествами и увлечениями быстро нарушают естественное равновесие в теле, что приводит к прогрессирующей утомляемости, бессилию, болезням. Тело нужно освободить от этой тирании, что возможно, только если в нем устанавливается непосредственная и постоянная связь с психическим центром. Тело обладает самой разносторонней пластичностью, удивительной приспособляемостью к самым разнообразным условиям и невероятной выносливостью. Оно способно на очень многое, оно способно на такое, чего мы и представить себе не можем. И когда над ним перестанут хозяйничать невежественные деспотичные узурпаторы, когда оно будет подчиняться одной только высшей истине существа, мы будем поражены его способностям и возможностям. Сохраняя полный и постоянный покой, уравновешенность, нерушимую согласованность в работе всех своих органов и частей, сильное и крепкое, оно будет готово в любое мгновение выполнить то, что от него потребуется, потому что научится получать отдых прямо в процессе деятельности и восстанавливать силы и энергию (которые оно будет расходовать разумно и с пользой) при помощи непосредственного взаимодействия с вселенскими силами. При таком уравновешенном, а потому и здоровом образе жизни тело достигнет, в конце концов, нового гармоничного состояния, которое будет воплощением гармонии высших сфер; в этом состоянии оно обретет совершенство пропорций и идеальную красоту форм. Причем эта гармония будет постоянно развиваться и совершенствоваться; ибо истина человеческого существа отнюдь не статична — она находится в процессе непрерывного развертывания, становления всевозрастающего совершенства. Когда же тело усвоит этот принцип всевозрастающей гармонии и начнет в полной мере следовать ему, тогда, вполне возможно, нам удастся — посредством ряда непрерывных физических преобразований — избежать разрушения и разложения тела. И тогда смерть перестанет быть непреложным законом — потому что для смерти не останется никаких оснований. Когда мы достигнем такой степени совершенства — в чем, собственно, и заключается наша цель, мы обнаружим, что истина, которую мы стремились найти, содержит в себе четыре главных аспекта: Любовь, Знание, Силу и Красоту. Все эти атрибуты Истины будут естественным и непосредственным образом выражены в нашем существе, которое станет Ее живым воплощением. Психическое будет представлять собой живой сосуд истинной и чистой любви, ум — вместилище непогрешимого знания, витальное исполнится непобедимой мощи и неиссякаемой энергии, тело станет воплощением совершенной красоты и всеобъемлющей гармонии.

О воспитании

ВОСПИТАНИЕ и совершенствование человеческого существа должно начинаться при его рождении и продолжаться на протяжении всей его жизни.
На самом же деле, если мы хотим добиться здесь наивысшего результата, воспитание должно начинаться даже еще прежде рождения; в этом случае начала развития и воспитания ребенка полагаются уже матерью, она действует в двух направлениях: во-первых, работает над совершенствованием своих личных качеств и, во-вторых, старается
оказывать определенное воздействие на состояние ребенка, которого вынашивает. Ибо совершенно очевидно, что природные свойства ребенка, находящегося в утробе матери, во многом определяются ее личными качествами, ее устремлениями, а также материальными условиями, которые ее окружают. Поэтому она сама должна воспитывать себя
надлежащим образом: следить за тем, чтобы помыслы ее всегда были чисты и возвышенны, чувства отличались благородством и утонченностью, материальная обстановка, окружающая ее, была насколько это
возможно гармоничной и в то же время скромной и простой. Такова та часть общего воспитания ребенка, которая связана непосредственно с самой матерью. Если к этому у нее добавляется сознательное стремление и твердая решимость вырастить ребенка в соответствии с неким избранным ею высшим идеалом, то тогда для появления ребенка на
свет созданы наилучшие условия и для его будущего развития — наилучшие возможности. Если бы все это принимали во внимание, сколько тяжелых заблуждений и ненужных усложнений в воспитании детей удалось бы избежать!
Полная система воспитания должна включать в себя пять главных
направлений — по числу основных видов деятельности человеческого
существа, разворачивающейся на соответственных планах существова
ния: физическом, витальном, ментальном, психическом и духовном.
Эти пять компонентов выступают во времени как определенные этапы
общего процесса воспитания, следующие друг за другом в хроноло
гическом порядке по мере взросления человека, однако это вовсе не
означает, что каждая последующая сменяет предыдущую, полностью
вытесняя ее: воспитание во всех этих направлениях, которые именно
дополняют друг друга, продолжается всю жизнь.
Далее мы по порядку рассмотрим отдельно каждый из этих пяти
аспектов общего воспитания человека, а также их взаимные связи.
Однако, прежде чем мы приступим к подробному рассмотрению, мне
хотелось бы дать один общий совет родителям. По тем или иным при
чинам большинство из них достаточно легкомысленно относятся к то
му, чтобы дать должное воспитание и образование своим детям. Они
считают, что если они, произведя ребенка на свет, обеспечивали его
питанием, заботились об удовлетворении его разнообразных матери
альных нужд, более или менее следили за его здоровьем, то они тем
самым исполнили свой родительский долг. Затем они отдают ребенка
в школу и всю ответственность за его дальнейшее воспитание и обуче
ние перекладывают на плечи учителей.
Среди родителей, разумеется, есть и такие, кто, понимая значение
хорошего воспитания для своего ребенка, всеми силами старается дать
ему такое воспитание. Но очень немногие из них, даже из тех, кто на
иболее серьезно и искренне относится к делу, знают, что первое, с чего
нужно начинать воспитание своего ребенка, — это воспитать самих се
бя, вам необходимо поднять уровень собственного сознания на долж
ную высоту, добиться умения полностью управлять собой, с тем чтобы
своим поведением никогда не подать вашему ребенку дурного приме
ра. Дело в том, что наиболее действенное воспитание — это воспита
ние прежде всего собственным примером. Правильные речи и мудрые
советы оказывают очень малое влияние на ребенка, если ваше собст
венное поведение не служит примером приложения ваших наставле
ний на деле. Искренность, честность, смелость, беспристрастность,
бескорыстие, терпение, выдержка, настойчивость, спокойствие, само
обладание — всему этому намного легче, проще и быстрее научить
примером, чем красивыми словами. У родителей должны быть высо
кие идеалы, которых нужно всегда и во всем придерживаться, тогда
и сам ребенок малопомалу начнет подражать родительскому образцу
и естественным образом у него разовьются те качества, которые вы
хотели бы у него видеть. Детям свойственно вполне естественное ува
жение к своим родителям, восхищение ими; родители в глазах ребен
ка — это всегда нечто вроде полубогов (конечно, не считая тех случаев,
когда это совсем уж недостойные люди), на которых он изо всех сил
старается быть похожим во всем.
О ВОСПИТАНИИ 11
За редким исключением, родители не представляют себе, какое
огромное негативное влияние оказывают на их ребенка их собствен
ные недостатки, нервозность, слабости, неумение владеть собой. Если
вы хотите, чтобы ваш ребенок вас уважал, вы должны прежде всего
уважать себя сами и быть достойными уважения во всякое мгновение
своей жизни. Вы никогда не должны позволять себе никакой тирании,
никакого деспотизма, ни даже нетерпения по отношению к ребенку,
он не должен быть жертвой вашего дурного настроения. Когда ребенок
обращается к вам с вопросом, не следует отделываться от него каким
нибудь глупым или надуманным ответом под предлогом того, что он
пока еще не в состоянии понять правильный ответ. Всегда можно най
ти понятный ответ, если приложить для этого некоторые усилия;
в противоположность распространенному мнению о том, что говорить
правду не всегда хорошо, я утверждаю, что говорить правду хорошо
всегда, но здесь требуется определенное искусство — высказать ее та
ким образом, чтобы она стала доступна вашему слушателю. В раннем
возрасте, до двенадцатичетырнадцати лет, ум ребенка с большим тру
дом воспринимает абстрактные понятия и общие идеи. Тем не менее,
и в этом возрасте можно научить ребенка понимать такие вещи, поль
зуясь конкретными образами, символами, прибегая к иносказанию.
До определенного — и достаточно большого — возраста, а также в тех
случаях, когда ум человека так и остается на «детском» уровне раз
вития, толково рассказанная притча, история, сказка могут научить
гораздо большему, чем самые пространные отвлеченные объяснения.
Следует избегать и еще одной ошибки в воспитании детей. Никог
да не ругайте ребенка, если на то нет веских оснований, прибегайте
к этому средству только в случае самой крайней необходимости, когда
нет иного выхода. Ребенок, которого часто бранят, в конце концов ста
новится глух ко всяким укорам и упрекам, он уже почти не придает
значения суровым словам и тону. Особенно же не выговаривайте ему за
те ошибки и недостатки, от которых не сумели избавиться вы сами.
Дети — очень тонкие и проницательные наблюдатели; они очень быс
тро обнаруживают наши слабости и беспощадно разоблачают их.
Если ребенок совершил дурной поступок, проследите за тем, чтобы
он сам, по своей воле, честно в нем сознался, а когда он вам призна
ется, вы должны ласково и подоброму объяснить ему, почему этот
поступок дурной, чтобы он уже никогда впредь не совершал ничего
подобного, но никогда не ругайте его — признание вины всегда
12 ВОСПИТАНИЕ ЛИЧНОСТИ
заслуживает прощения. Также ни в коем случае нельзя допускать стра
ха со стороны ребенка в ваших отношениях с ним; страх — пагубное
средство воспитания: он неизбежно порождает ложь и обман. Только
ласковое и гибкое, проницательное обращение, постоянно вниматель
ное, но мягкое, и должные практические познания смогут создать
между вами и вашим ребенком те узы доверия, которые необходимы
для того, чтобы ваше воспитание было понастоящему действенным.
И, наконец, никогда не забывайте, что вы должны постоянно контро
лировать себя, чтобы быть на должной высоте, соответствующей зада
чам воспитания, и исполнить тот долг перед своим ребенком, который
вы взяли на себя уже одним тем, что произвели его на свет.
Бюллетень, ноябрь

 

Четыре вида аскезы и четыре вида освобождения

ВСЕСТОРОННЕЕ воспитание и развитие личности, позволяющее
человеку стать участником нисхождения и воплощения супраменталь
ного сознания, включают в себя четыре вида аскезы и соответственно
означает обретение человеком свободы четырех видов.
В представлении людей аскетизм обычно ошибочно смешивается
с насилием человека над собой, с подавлением им в себе какихлибо
индивидуальных качеств; когда речь заходит об аскезе, у них чаще все
го возникает ассоциация с некоей суровой дисциплиной, налагаемой
на себя отшельником, который, не желая заниматься труднейшим де
лом — одухотворением физической, витальной и ментальной сторон
жизни, провозглашает эти ее сферы недоступными для радикального
изменения и без всякого сожаления отказывается вообще иметь с ни
ми дело, рассматривая их как некую помеху, как нечто совершенно
бесполезное, как путы и узы, препятствующие всякому духовному вос
хождению; для него это просто бремя, которое нужно пронести через
земное бытие по возможности с наибольшей для себя легкостью, пока
Природа — или Божественная Милость — не освободит от него, нис
послав смерть бренному телу. В лучшем же случае подвижниками по
добного сорта земная жизнь принимается исключительно как попри
ще духовного развития, которое должно быть использовано наилуч
шим образом, чтобы как можно скорее достичь определенной степени
совершенства, позволяющей раз и навсегда покончить с земными во
площениями — за дальнейшей ненадобностью таковых.
Но мы смотрим на дело совершенно иначе. Для нас земная
жизнь — это не просто какойто промежуточный перевал и не подруч
ное средство для избавления от последующих материальных воплоще
ний; напротив, мы ставим своей целью преобразование земной жизни
и полную реализацию всех ее потенциальных возможностей. Поэтому,
когда мы говорим об аскезе, мы не имеем в виду презрение к телу, отре
шенность от плоти, аскеза нам нужна, потому что нужен полный кон
троль над материей, над телом, полная власть над ним, потому что мы
должны в совершенстве владеть им. И, надо сказать, наши требования
к аскезе значительно выше всех известных в этом отношении требова
ний, наша аскетическая практика намного и труднее, и разносторон
нее, поскольку служит интегральной трансформации, всеохватываю
щему преобразованию человеческого существа; она включает в себя
четыре основных направления, следуя которым каждый из нас готовит
себя к индивидуальному воплощению супраментальной истины на
земле. В подтверждение особой трудности нашей работы, нашей прак
тики, мы можем указать на то, что в очень немногих аскетических
течениях требования к физическому состоянию человека могут
сравниться по своей строгости с теми, которые мы выдвигаем в нашей
программе физического развития, целью которого является физи
ческое совершенство индивида. Но мы еще вернемся к этой теме
в свое время.
Прежде чем перейти к описанию четырех видов аскезы, обязатель
ных в нашей работе, необходимо дать некоторые пояснения относи
тельно вопроса, который является источником многочисленных недо
разумений и путаницы в умах большинства людей. Именно, речь идет
о приемах и средствах, используемых в аскетической практике, кото
рые ошибочно относят к области собственно духовной дисциплины.
Те из них, что предполагают жестокое обращение с телом с целью
достичь — как утверждают приверженцы подобных методов — неза
висимости духа от плоти, в действительности являются искажением
духовной дисциплины, возникающим под воздействием чувственной
стороны жизни индивида; именно нездоровая потребность в мучениях
толкает аскета на умерщвление плоти. Доска с гвоздями «садху», бичи
и власяница христианского отшельника — все это средства, к которым
прибегают вследствие тайных садистских наклонностей, столь же
недостойных, сколь и не признаваемых открыто; здесь дает себя знать
болезненное влечение к острым переживаниям, бессознательная по
требность в сильных ощущениях. В действительности, все эти явления
очень далеко отстоят от всякой подлинно духовной жизни; все это
уродливо и низко, все это помрачение и болезненность, а ведь настоя
щая духовная жизнь — это всегда свет, гармония и мера, красота и ра
дость. Невежественное обращение с телом — следствие своеобразной
ментальной и витальной жестокости (причем признаваемой за благо)
по отношению к плоти. Но насилие всегда остается насилием, и оно
не становится лучше, если даже применяется по отношению к собст
венному телу, всякое насилие есть признак, указывающий на крайне
ЧЕТЫРЕ ВИДА АСКЕЗЫ И ЧЕТЫРЕ ВИДА ОСВОБОЖДЕНИЯ 59
бессознательное состояние любого существа. Натуры, находящиеся
преимущественно во власти бессознательного, нуждаются в сильных
ощущениях; без этого они впадают в своего рода пустое бесчувствие;
жестокость же, будучи одной из разновидностей садизма, доставляет
очень острые ощущения. Считается, что с помощью подобного образа
действий можно подавить, погасить в себе вообще все чувства и ощу
щения, так что тело уже не будет помехой восхождению стремящегося
к небесам духа, однако действительная и окончательная результатив
ность таких методов вполне может быть подвергнута сомнению. Обще
признанно, что для быстрого продвижения к совершенству не только
не следует бояться трудностей, но, напротив, при всякой предоставля
ющейся возможности выбора предпринимать именно самое трудное,
укрепляя тем самым силу своей воли и закаляя нервную систему. Так
вот, значительно большая трудность состоит как раз в том, чтобы вес
ти умеренный и уравновешенный, бесстрастный и безмятежный образ
жизни, а не бороться с крайностями наслаждений — с их уводящими
во тьму неведения последствиями — при помощи крайностей аскетиз
ма с его не менее губительными, разрушающими существо индивида
последствиями. Гораздо труднее обеспечить своему физическому су
ществу постепенное гармоничное развитие, сохраняя полный покой
и непритязательность, чем жестоким обращением доводить его до кон
чины. Гораздо труднее вести трезвую, не замутненную желаниями и
страстями жизнь, чем лишать свое тело необходимого питания и чис
тоты, похваляясь своей строгой воздержанностью. Гораздо труднее
достичь в своем существе — как внешне, так и внутренне — такой гар
монии, чистоты и уравновешенности, которые или вообще не позво
лили бы никакой болезни поразить его, или же, если это всетаки слу
чилось, быстро и без особых потерь преодолели и изгнали. И, наконец,
самая трудная задача состоит в том, чтобы, поддерживая свое сознание
в его наиболее высоком состоянии, вообще не допускать влияния низ
менных побуждений и влечений на жизнедеятельность своего физиче
ского существа.
Именно в этих целях мы обращаемся к практике четырех видов ас
кезы, которая позволит нам достичь в конечном счете четырех видов
освобождения. Мы можем, таким образом, сказать, что в целом эта
практика представляет собой состоящую из четырех частей дисцип
лину или, употребляя язык йоги, — тапасью; четыре же ее части суть
следующие:
60 ВОСПИТАНИЕ ЛИЧНОСТИ
1) тапасья любви;
2) тапасья знания;
3) тапасья силы;
4) тапасья красоты.
Указанная последовательность отнюдь не означает, что перечис
ленные направления тапасьи расположены по степени их сравнитель
ной важности, сложности или очередности в отношении практики.
Для каждого человека очередность, важность, сложность будут своими,
никакого наперед заданного правила и порядка здесь быть не может.
Каждый должен сам найти и разработать собственный образ действий
в соответствии с личными потребностями и способностями.
Поэтому здесь мы ограничимся общим рассмотрением всей прак
тики в ее наиболее полном виде, благодаря чему каждый сможет взять
для себя то, что в состоянии использовать в своей индивидуальной
работе наилучшим образом.