О воспитании витального существа

Из всех упомянутых нами в статье «О воспитании» видов общего воспитания этот — будем далее для краткости называть его витальным воспитанием — является, возможно, самым нужным и самым важным. А между тем оно редко предпринимается и осуществляется с должным знанием дела, тщательностью и последовательностью. Это объясняется несколькими причинами, из которых первая состоит в том, что обыкновенно в умах людей во всем, что связано с этой областью, царит невероятная путаница. Другая важная причина заключается в том, что само это дело чрезвычайно трудное и чтобы достичь в нем успеха, от вас потребуются неисчерпаемое терпение и настойчивость, а также воля, которую не может поколебать никакая неудача.

И в самом деле, мы можем назвать витальное существо, входящее в состав человеческого естества, самым настоящим его тираном, жестоким, властным и требовательным. Вдобавок, из-за того, что именно оно является средоточием энергии, движущих сил человеческого существа, источником его воодушевления и деятельно-созидательных — в самом общем смысле слова — способностей, многие люди питают к нему, так сказать, трепетно-боязливое уважение и стараются всегда угождать ему. Но этот хозяин всегда недоволен, его ненасытность не знает пределов. Два широко распространенных — особенно на Западе — представления содействуют укреплению такого положения вещей. Согласно первому из них, главная цель жизни человека — это прочное личное счастье, второе же сводится к убеждению в том, что человек уже от рождения имеет определенный характер, который невозможно изменить никакими средствами.

Первое представление является по-детски примитивным искажением очень глубокой истины, которая состоит в том, что в основе всего сущего лежит блаженство бытия и без него, без этого наслаждения бытием, жизнь во Вселенной была бы вообще невозможна. Но подобного рода блаженство, которое является атрибутом Божественного и, следовательно, абсолютно само по себе и независимо ни от каких условий, не следует путать с погоней за жизненными удовольствиями, что как раз в большой степени зависит от многочисленных обстоятельств. Убежденность в том, что человек имеет право на личное счастье, приводит, как естественное следствие, к стремлению любой ценой «прожить жизнь для себя, взять от жизни все, что сможешь». Такая жизненная позиция, исполненная слепого агрессивного эгоизма, является источником всевозможных жизненных конфликтов и связанных с ними страданий, приводит к разочарованиям и отчаянию и очень часто, в конечном итоге, к тому или иному трагическому финалу в жизни человека.

В действительности, в сегодняшнем мире при нынешнем положении вещей цель всей земной жизни состоит вовсе не в том, чтобы каждому, в конце концов, было обеспечено личное счастье, а в том, чтобы каждый постепенно пробуждался к Сознанию-Истине.

Существование второго из упомянутых представлений связано с тем, что радикальное изменение характера требует практически полного контроля над собственным подсознательным и очень жесткой самодисциплины относительно всего того, что исходит из недр бессознательного и что в природе обычного человека выражается в виде разнообразных атавистических явлений, а также явлений, вызванных влиянием окружающей среды, в которой человек родился. Достичь успеха в этой поистине геркулесовой работе можно только с помощью Божественной Милости и — с вашей стороны — развития собственного сознания, причем такого быстрого, что оно может показаться почти неестественным. Вот почему попытки решить эту задачу предпринимались так редко, а многие из знаменитых учителей мудрости даже провозгласили ее невыполнимой, фантастической затеей. Тем не менее это не так, задача разрешима, и в истории человечества уже имеет место опыт подобного преобразования характера; оно требует особой проницательности, ясного внутреннего видения и регулярной работы, а также твердой настойчивости, настолько твердой, что никакие неудачи — даже из тех, которым, как кажется, никогда не будет конца, — не смогут обезоружить ее.

Начинать эту работу следует с подробного и скрупулезного, по возможности не допускающего никаких неточностей, исследования характера, подлежащего преобразованию. В большинстве случаев уже сам этот анализ характера оказывается трудным и часто очень запутанным делом. Но здесь помощь может оказать знание одного явления, которое было известно древним традициям и которое можно сравнить с некой путеводной нитью в вашем путешествии по лабиринтам своего внутреннего мира. Это явление, можно сказать, закономерность, которая в значительной степени соблюдается для каждого — а у некоторых даже с очень большой степенью достоверности — и которая состоит в том, что в характере каждого человека определенное качество представлено, причем в весьма близкой пропорции, двумя своими противоположными полюсами, это как свет и тень какой-либо вещи, так сказать, светлая и теневая сторона этого качества. Так, человек, замечательный своею щедростью, занимаясь самонаблюдением, неожиданно обнаружит поднимающуюся из недр своего естества непреодолимую скупость, смельчак в чем-то окажется трусом, а доброго вдруг начнут посещать приступы неожиданной злобы. Таким образом, каждому из нас жизнь предоставляет не только возможность воплотить какие-то высокие идеалы, она наделяет нас также и свойствами, которые противоположны этим высоким идеалам и которые ясно указывают нам, какого рода борьбу нам предстоит вести и какого рода победу одержать, для того чтобы осуществление наших высоких идеалов стало возможным. Отсюда можно сделать вывод, что сама наша жизнь — это постоянный процесс воспитания и обучения, в котором мы сами участвуем в большей или меньшей мере осознанно и добровольно. В одних случаях в результате такого воспитательного процесса раскрываются преимущественно «светлые» наклонности человека, в других — наоборот, «теневые». Если условия жизни, окружающая среда благоприятствуют, количество «света» в человеческом существе возрастает, вытесняя оттуда «тень», в противном случае происходит обратное. Как мы видим, при таком положении вещей характер человека складывается под влиянием капризов всеобщей Природы, под влиянием условий, закономерностей, причинно-следственных связей, свойственных физической и витальной сторонам жизни, но эта предопределенность может быть преодолена вмешательством более высокого элемента, а именно сознательной воли, которая, отказываясь подчиняться приемам прихотливой Природы, ставит на их место разумную, построенную на глубоком и тонком знании дела дисциплину. Именно участие такой сознательной воли в воспитательном процессе человеческого существа мы и имеем в виду, когда говорим о рациональном методе воспитания.

Вот почему крайне важно начать воспитание ребенка в витальной области как можно раньше, в сущности сразу же, как только он обретет способность пользоваться своими чувствами и ощущениями. Это позволит предотвратить возникновение множества дурных привычек и не допустить вредных влияний.

Воспитание витального состоит из двух частей, весьма различных по своим целям и методам, но в равной степени важных по своему значению. Первая — это развитие органов чувств и умение должным образом ими пользоваться, вторая включает в себя собственно воспитание характера: его изучение, понимание и умение управлять им, которое должно последовательно совершенствоваться и в конечном счете привести к полному его преобразованию.

В свою очередь, первая часть воспитания, занимающаяся развитием чувственного восприятия, имеет несколько аспектов, которые, дополняя друг друга, последовательно включаются в воспитательный процесс по мере взросления ребенка; кстати, воспитание в этом направлении в действительности вообще никогда не должно прекращаться. С помощью специальной целенаправленной тренировки можно усовершенствовать деятельность органов чувств до интенсивности и точности, которые намного превосходят все обычные представления об их возможностях.

Согласно утверждениям некоторых древних традиций, человек способен развить в себе не пять, как обычно, а семь, а в отдельных случаях даже двенадцать видов чувственного восприятия. В определенные периоды истории под давлением обстоятельств отдельные людские сообщества вынуждены были прибегать к такого рода опыту, так что их представители обладали в той или иной степени какими-либо из этих дополнительных способностей — теми, развивать которые их заставляла необходимость. Таким образом, мы можем сделать вывод, что с помощью соответствующей регулярной практики каждый может повторить подобный опыт и достичь желаемых результатов, если он, конечно, действительно по-настоящему стремится к этому. В числе этих особых возможностей человека часто упоминается, например, способность расширять свое физическое сознание, то есть по желанию перемещать в пространстве свое внешнее чувственное восприятие, так что в некоторой заданной его точке, находящейся на определенном расстоянии от вас, вы можете получать впечатления, связанные со зрительными, слуховыми, вкусовыми ощущениями, с чувством обоняния и даже осязания, как если бы вы сами непосредственно находились в этой точке.

Совместно с воспитанием чувственного восприятия необходимо, по возможности, как можно раньше приступать и к следующему этапу: прививать ребенку чувство прекрасного, эстетический вкус, способность видеть и усваивать все красивое и гармоничное, а вместе с тем простое, здоровое и чистое. Ибо мы можем говорить о здоровье не только в физическом, но и в психологическом отношении, то есть о красоте и гармонии телосложения и телодвижений наравне с красотой и гармонией чувств и ощущений. По мере созревания умственных способностей ребенка, роста его способности к усвоению подобного рода вещей, сила и острота чувственного восприятия (что было начальным этапом) должны дополняться художественным вкусом, чувством изящного, которые следует прививать ему далее, в ходе рассматриваемого вида воспитания. Вы должны научить его видеть, ценить и любить все подлинно прекрасное, возвышенное, здоровое и благородное как в том, что создано Природой, так и в том, что создано человеком. В этом заключается истинное эстетическое образование, которое станет впоследствии для молодого человека надежной защитой от пагубных влияний, свойственных нынешнему состоянию человеческой культуры. Дело в том, что прошедшие мировые войны вызвали у людей чрезмерное нервное потрясение, ставшее причиной определенного упадка современной цивилизации и деградации человеческого сообщества, явным признаком которой служит вульгаризация вкусов и нравов, все более и более проникающая как в частную, так и в общественную жизнь, особенно в том, что связано с ее эстетической и эмоциональной сторонами. Однако при помощи методичного, со знанием дела поставленного воспитания можно постепенно удалить из сферы чувств и эмоций ребенка все наносные элементы, негативно влияющие на формирование человеческой личности, а более определенно — все то, что отдает вульгарностью, пошлостью, грубостью. Такое воспитание окажет чрезвычайно благотворное влияние непосредственно и на сам характер ребенка. Ибо человек с действительно тонким эстетическим вкусом просто не найдет для себя возможным допустить грубость, жестокость, вульгарность в своих действиях и поступках. Подлинная изысканность вкуса, если она в самом деле присутствует у человека, если это не напускное, неизбежно влечет за собой великодушие и благородство натуры, что естественным образом отразится и на поведении человека, уберегая его от всего низменного или извращенного.

Здесь мы вполне естественно переходим к следующему аспекту воспитания витального существа, связанному непосредственно с работой над характером и его формированием в нужном направлении.

Обычно все те методы, которые применяются для очищения витального существа и достижения контроля над ним, обязательно используют в качестве подсобных средств такие элементы, как принуждение, подавление, воздержание, аскеза. Такая практика, безусловно, дается легче и приводит к определенным результатам быстрее, чем строгое, учитывающее все возможные детали воспитание, но очевидно уступает последнему в прочности, глубине и эффективности своих достижений. В дополнение к этому она лишает само витальное существо всякой возможности активно участвовать в процессе собственного воспитания, содействовать ему, выступать в нем в качестве, так сказать, равноправного сотрудника. А такое сотрудничество, помощь со стороны витального, имеет первостепенное значение, она совершенно необходима, если вы стремитесь к тому, чтобы ваше индивидуальное развитие имело завершенный характер.

Абсолютно необходимое исходное условие того вида воспитания, о котором здесь идет речь, состоит в том, что человек должен научиться полностью разбираться во всех проявлениях своей внутренней жизни, он должен ясно осознавать, что он делает, как поступает и почему он это делает или так поступает. Родители должны научить ребенка этому умению внимательно следить за своими побуждениями и своей реакцией на происходящее, определять их подлинные причины, постепенно он должен стать скрупулезным и всепонимающим наблюдателем, беспристрастно отмечающим все свои желания, вспышки насилия и страсти, проявления инстинкта обладания, собственничества, власти, он должен различать и стоящую за всем этим питающую основу — гордость, равно как и неизбежно сопровождающие все эти негативные проявления внутренней жизни состояния: слабость, уныние, подавленность, отчаяние.

Очевидно, что для того чтобы весь этот воспитательный процесс принес действительную пользу, у ребенка наряду с ростом наблюдательной способности подобного рода должна расти и тяга к самосовершенствованию, к всестороннему развитию собственной личности. Это стремление должно прививаться ребенку сразу же, как только у него появятся зачатки волевых качеств, иначе говоря намного раньше, чем, согласно расхожим представлениям, об этом можно вообще говорить с ребенком.

Пробудить эту волю к самопреодолению, волю к победе над своими трудностями можно множеством различных способов, естественно, в каждом отдельном случае нужно использовать свой, наиболее подходящий для него метод; так, для одних окажутся достаточными разумные доводы, имея дело с другими, нужно будет обращаться к их чувствам, к их стремлению ко благу, с третьими — призвать в союзники их чувство собственного достоинства и самоуважения. Но в любом случае наилучшим средством является собственный пример родителей, которые постоянно и нелицемерно подтверждают свои слова делом.

Однажды принятому решению — к какому бы вопросу воспитания оно ни относилось — нужно следовать несмотря ни на что, настойчиво и целеустремленно и ни в коем случае не принимать поражение, каким бы по счету оно ни было, за последний и окончательный результат, никогда не останавливаться на поражении. Чтобы избежать приступов слабости и других негативных рецидивов в работе над собой, в своем движении к намеченной цели, нужно знать и никогда не забывать одного очень важного факта, который состоит в том, что можно развивать, укреплять, совершенствовать в себе силу воли, точно так же, как регулярные физические упражнения, последовательно усложняемые и увеличивающиеся по времени, развивают мышцы тела. Не бойтесь требовать от себя предельных усилий воли даже в мелочах, которые, как может показаться, вообще не имеют никакого значения в вашей работе над собой, потому что именно благодаря частым усилиям и растет сила воли, такими упражнениями вы с каждой попыткой увеличиваете ее, постепенно обретая способность употреблять ее для решения самых сложных и трудных задач. Итак, если вы приняли решение достичь какой-либо цели, выполняйте его, чего бы вам это ни стоило, даже если вам придется раз за разом начинать все сначала; добейтесь своего, сколько бы попыток, сколько бы усилий от вас ни потребовалось. Действуя таким образом, вы со временем укрепите свою волю настолько, что для решения своих задач вам достаточно будет лишь умело определить нужную цель, а далее просто приложить свою волю — и цель будет достигнута.

Итак, суммируя все вышесказанное, мы можем коротко сформулировать суть воспитания витального существа. Оно заключается в следующем. Во-первых, сначала вы должны составить себе точное представление о своем характере, затем, приобретая все большую способность управлять своей внутренней жизнью и поведением, вы достигаете совершенного умения владеть собой и изменяете в своем характере то, что подлежит переделке.

Далее в вашей работе над собой должен быть сделан важный шаг, а именно вы должны определить для себя ту цель, тот идеал, ради которого вы, собственно, и стремитесь достичь совершенного умения владеть собой, предпринимаете усилия для преобразования своего характера. Значение этих усилий и их результаты будут зависеть от того, насколько высок избранный вами идеал. А это уже относится к теме нашего следующего рассмотрения — воспитанию ментального существа.

Витальная аскеза

Здесь мы естественным образом подходим к вопросу об аскезе витальной, воспитании чувств, тапасье энергии, поскольку именно витальное является средоточием в нас энергии, действенного воодушевления. Именно в витальном мысль обретает поддержку воли и становится движущей силой наших действий и поступков. Но витальное является также и вместилищем наших желаний, источником побудителем, толкающим нас на насилие и заставляющим отвечать насилием на насилие, витальному мы обязаны как буйством и неистовством, так и подавленностью духа. Обычное средство для избавления от нежелательных проявлений витального состоит в том, чтобы истощить его, лишив, насколько это возможно, питания в виде чувств и ощущений, ибо именно они являются его главной пищей, без которой оно впадает в своего рода спячку, слабеет и угасает. В действительности, существует три источника, поддерживающих существование витального. Наиболее доступен для него тот, что относится к низшим сферам бытия, — это чувственное восприятие физической энергии в ее многочисленных разновидностях.
Второй источник принадлежит собственно миру самого витального и доступен ему в том случае, если оно в достаточной степени развито, — это непосредственная связь со вселенскими витальными силами.
Третий источник может открыться витальному только при его сильнейшем стремлении к совершенству — это нисходящие из высших сфер потоки духовных энергий и вибраций, которые в этом случае могут быть восприняты и усвоены витальным.
Есть еще один источник, к которому люди обращаются в гораздо большей мере, чем он того заслуживает, поскольку является для них одновременно и источником всевозможных страданий и бед. Это обмен витальными энергиями между индивидом и его сородичами, происходящий вследствие организации совместной жизни в сообществах; самый распространенный случай такого сообщества — пара индивидов, когда определенные взаимоотношения ошибочно принимаются
ими за любовь друг к другу, хотя на самом деле его сущность заключается во взаимном притяжении двух витальных сил, которые находят удовлетворение в обоюдном обмене индивидуальными вибрациями.
Очевидно, что если мы не хотим довести свое витальное существо до полного истощения, мы не только не должны лишать его всех чувств и ощущений, но и каким-либо образом сокращать их многообразие или притуплять их силу и остроту. Мы также не должны искусственно избегать обстоятельств, благоприятных для их проявления; напротив, нужно безусловно давать им выход, но только умело, со знанием дела управляя ими. Чувственное восприятие является превосходным средством познания мира и развития человека, но для того, чтобы наши чувства и ощущения служили именно этим целям, мы не должны своекорыстно пользоваться ими ради личного удовольствия и, оставаясь во власти собственного неведения и духовной слепоты, беспрестанно
и безнадежно стараться всеми возможными способами насытить бессмысленную жажду наслаждений.
Для ваших чувств не должно быть того, что называют «неприятным» или «отвратительным», вы обязаны сколь угодно долго и без всякого раздражения чувств и ощущений сносить все, что у обычных людей вызывает подобную реакцию; с другой стороны, вы должны приобрести и постоянной работой развивать в себе способность с помощью своих чувств распознавать качество, происхождение и последствия воздействия разнообразных витальных вибраций, с тем чтобы безошибочно
определять, несут ли они вам красоту и гармонию, содействуют ли укреплению вашего здоровья или же выводят из равновесия ваше физическое существо и витальное, мешают их совершенствованию. Более того, ваше чувственное восприятие должно быть сформировано как
универсальный аппарат для ознакомления и исследования физического и витального мира во всем сложном многообразии их явлений.
Только с помощью просветления, усиления и очищения витального можно поастоящему содействовать подлинному общему совершенствованию своего существа. Таким образом, умерщвлять в себе чувства и ощущения так же вредно, как и морить себя голодом. Но как к выбору пищи надобно подходить с настоящим знанием дела, то есть, в полном соответствии с главной целью, исключительно с точки зрения правильного развития и жизнедеятельности организма, точно так же мы должны подвергать все наши чувства и ощущения строгому, ничуть не уступающему в этом отношении научному, отбору и контролю, руководствуясь при этом тем, чтобы они способствовали развитию
и совершенствованию нашего витального существа, которое представляет собой мощнейшую движущую силу всего нашего существа в целом, имеющую для нашего развития нисколько не меньшую важность,
чем любая другая часть нашего существа.
Только постоянно воспитывая витальное, развивая в нем тонкость, чуткость, пластичность, можно даже сказать, изысканность, в лучшем смысле этого слова, можно преодолеть в нем грубость и жестокость —
качества, в конечном счете, являющиеся следствием незрелости и неведения, своего рода безвкусия в витальном существе.
В действительности, получившее должное воспитание и развитие и просветленное таким образом витальное преисполняется таких качеств, как благородство, самопожертвование, бескорыстие, в той же мере, в какой, предоставленное самому себе, без воспитательной обработки, оно преисполняется грубых и низких побуждений, эгоизма, испорченности, извращенности. Сущность же правильного воспитания витального формулируется довольно просто: для этого достаточно уметь перенаправлять ту энергию, которая обыкновенно растрачивается в погоне за удовольствиями, в стремление к полноте супраментального бытия. Если подобного рода воспитание осуществляется с необходимой настойчивостью и искренностью, то наступает момент, когда достигается определенный уровень развития витального и оно, побежденное величием и красотой высшей цели, стремления индивида,
полностью оставляет свое влечение к мелкому обманчивому удовлетворению чувственных желаний ради завоевания божественного блаженства.

Из всех видов аскезы самой трудной является та, что относится к области чувств и эмоций, тапасья любви.
И в самом деле, в этой сфере внутренней жизни, как, наверное, в никакой другой, человек живет с постоянным ощущением, что он целиком находится в сетях какойо роковой непреодолимой власти и не в его силах вырваться из этих сетей. Любовь — или, по крайней мере, то, что люди называют любовью, — единодушно признается всевластным повелителем, от прихотей которого скрыться невозможно никому и нигде, который своевольно распоряжается и подчиняет себе кого угодно, хочет он того или нет. Во имя любви совершались человеком величайшие преступления и величайшие безумства.
Тем не менее, в человеческой среде принимались моральные правила и нормы социального поведения самого разного толка в надежде укротить эту силу, сделать ее более послушной и благоразумной; но все эти правила, кажется, затем только и вводились, чтобы постоянно подвергаться нарушениям; все ограничения, предписываемые этими правилами для обуздания свободной деятельности любви, всегда приводили только к еще более мощным взрывам и росту ее буйной силы.
Ибо вовсе не какимио правилами можно добиться гармонии в делах любви. Только более высокая, более мощная и несущая в себе более обширную истину сила любви может укротить и смирить ее своевольные порывы. Только любовь, все собой просвещая, все собой преобразуя и возвышая, может воздействовать на любовь. Ибо и в этой сфере — более чем в какойибо другой — подлинная власть достигается не подавлением и запрещением, но одним лишь преобразованием высшей алхимией любви. Объясняется это тем, что из всех действующих во вселенной сил любовь — самая мощная, самая неотразимая.
Без этой силы мир вновь опустился бы в хаос бессознательного.
Воистину, сознание — созидатель и творец вселенной, любовь — ее спаситель. Представление о том, что есть в действительности любовь, в чем состоит ее назначение, смысл и дело, можно получить только в опыте, соответствующем сознанию достаточно высокого уровня.
Всякое словесное описание окажется лишь ментальным построением, значительно искажающим то, что не может быть выражено никакими средствами. Философы, мистики, оккультисты — все они пытались найти определение любви, но тщетно. В мои намерения не входит преуспеть в том, что другим не удалось. Я хотела бы самым простым и доступным языком изложить то, что в их сочинениях представлено в столь отвлеченном и трудно воспринимаемом виде. Единственное назначение моих слов — подвигнуть всех, кто обратится к этим строкам, не исключая и детей, к обретению живого опыта.
Любовь в своей сущности — это радость самоотождествления вообще с неким иным, отличным от тебя объектом; свое высочайшее выражение она получает в блаженстве полного взаимного соединения, слияния с Всевышним. Между двумя этими крайними точками простирается все огромное многообразие проявлений силы любви во вселенной.
В истоке своего явленного бытия в этом мире, в своей исходной, исконноистой сущности любовь представляла собой два дополняющих друг друга динамичных начала, два полюса, стремящихся к полному слиянию друг с другом. На одном полюсе — величайшая притягательная, влекущая к себе сила, на другом — непреодолимая потребность к полной и беззаветной самоотдаче. Этот обоюдный процесс — единственный (лучшего быть и не могло) способ перебросить мост через пропасть, образовавшуюся в результате обособления, отделения индивидуального сознания от его Первоистока, обособления, опустившего индивидуальное существо на весьма низкий уровень.
Рассеянное вовне, распределенное в пространстве всеобщее сознание должно далее «возвратиться к себе, в свое лоно», но не допуская при этом уничтожения сотворенного мира. Вот почему во Вселенной вспыхнула любовь — неодолимая, всепобеждающая сила единения.
Любовь приняла в свои объятия тьму и неведение; она проникла
в каждый уголок, пронизала собой каждую частицу бездонных недр
непроницаемой ночи. Так было положено начало пробуждению и восхождению Материи к более высоким уровням бытия, ее медленной
организации в формы и бесконечному процессу развития. Именно
любовь, хотя и в ущербнореломленном, искаженном тьмою неведения виде, присутствует во всяком проявлении и физической, и витальной Природы, она выступает в качестве скрытой пружины, движущей
силы всевозможных природных состояний и процессов, общий смысл
которых можно выразить понятиями «сочетание, соединение, объединение», что мы можем видеть уже на примере растительного царства.
Здесь эта сила являет себя в стремлении деревьев и растений получить
больше света, больше воздуха, больше пространства; в цветах она
предстает тем даром красоты и благоухания, который они преподносят окружающему миру в пору своего нежного цветения. У животных
эта сила проявляет себя в чувстве голода, жажды, в потребности обладания, захвата территории, размножения, одним словом, она стоит
за всяким животным желанием — сознательным или нет. У высших
видов животных она обнаруживает себя в самоотверженной материнской любви самки к своим детенышам. Подобного рода связь между Вселенской силой и ее земным воплощением после утверждения
в земном мире ментального начала получает естественное развитие
и достигает наивысшего выражения у представителей человеческого
рода, поскольку становится осознанной, так что, например, материнское чувство по отношению к своему ребенку воспринимается человеком как наивысшее проявление Любви. В действительности, Природа, как только ей это позволяет состояние развития земного мира,
сразу же пытается использовать эту великую возвышенную силу в своей деятельности, вовлекая ее в цепь явлений, сопровождающих
процессы воспроизведения потомства на земле. Таким образом, взаимосвязь между явлениями, относящимися к полу и деторождению,
с одной стороны, и великой вселенской силой, с другой, оказывается
в этом мире столь близкой и тесной, что очень немногие из человеческих существ — а именно те, кто достиг достаточной просветленности
сознания, — способны отличать одно от другого и в опыте воспринимать их раздельно, в чистом виде. Вот почему любовь, пройдя через
всевозможные стадии мировой деградации, опустилась до животного
уровня, ее исходное единство подверглось дроблению.
Когда был достигнут этот крайний — низший — предел, деятельность Природы приобрела иную — обратную — направленность:
теперь со всей очевидностью обнаруживается отчетливое стремление
Природы преодолеть шаг за шагом, ступень за ступенью образовавшуюся раздробленность, разобщенность мира и человечества и путем формирования все более многочисленных и структурно усложняющихся сообществ и объединений восстановить их первоначальное единство. Природа, используя силу вселенской любви, породила среди
индивидуальных существ влечение друг к другу, что привело к новому
устройству их общежития — совместному проживанию в парах, такого
рода объединения послужили зародышем семьи; разрывая узкие рамки
индивидуального эгоизма и заменяя его эгоизмом более высокого порядка — коллективным, а точнее, парным, Природа, самим явлением
потомства у всякой пары, создает уже более сложное объединение —
семью. С течением времени в результате возникновения многообразных семейных союзов, многочисленных межсемейных переходов их
членов и образования кровных связей между ними появляются более
крупные сообщества (род, племя, каста, класс) — процесс, приведший
в итоге к образованию наций. Этот процесс формирования все более
широких групповых объединений, происходивший в разных частях
земного шара, в свою очередь, вылился в возникновение самых значительных на сегодняшний день устойчивых образований — рас. Но Природа не остановится на этом в своем стремлении создать реальную материальную основу для достижения в будущем всеохватывающего человеческого единства, и далее на земле будет происходить слияние рас.
Обыденному человеческому сознанию многое в ходе природных
процессов — а значит, и в жизни отдельного человека — представляется делом случая, оно не видит в них всеобщей закономерности, глобального плана Природы; обычные люди принимают действительный
ход событий таким, каков он есть; естественно, относятся они к происходящему лучше или хуже в зависимости от своего характера: одних
мировой порядок вещей вполне устраивает, другим же он, напротив,
совсем не нравится.
Среди первых есть особая категория людей, умеющих в совершенстве приспособиться к тем условиям жизни, которые создаются действиями Природы, это — оптимисты. Для них день кажется светлее,
оттого что существует ночь, краски — ярче, оттого что есть тени, радость — сильнее, оттого что есть страдание, боль придает больше привлекательности и остроты наслаждению, а болезнь заставляет в полной
мере ценить хорошее здоровье; некоторые из них даже счастливы,
оттого что у них есть враги, так как это, по их словам, заставляет их еще
больше ценить друзей. Но в любом случае для всех таких людей,
без исключения, половое сношение — величайшее наслаждение в жизни, угождение требованиям своего гастрономического вкуса — одна из
самых главных радостей в этом мире, без которой никак нельзя обойтись; для такого образа жизни смерть — вполне естественное следствие
появления человека на свет: она кладет конец путешествию, которое—
длись оно дольше — стало бы скучным и утомительным.
Одним словом, эти люди считают, что жизнь хороша такой, какова
она есть, и их вовсе не заботит, есть в ней смысл и цель или нет; их не
беспокоит тяжелая жизнь других людей, и никакой необходимости
в самосовершенствовании они не видят.
Ни в коем случае не пытайтесь переубедить таких людей и «обратить их на путь истинный» — это было бы серьезной ошибкой. Если
бы, на свое несчастье, они послушались бы вас, то на жизненном поприще они сразу же и навсегда лишились бы твердой почвы под ногами и были бы не в силах найти взамен ничего другого. Для того, чтобы
найти, нужно жить серьезной внутренней жизнью, а они, пользуясь
особым расположением к себе со стороны природы, совершенно не
знают, что это такое, но им это и не надо: ведь они — баловни, любимчики Природы, и эти близкие доверительные отношения без особой
надобности разрушать не следует.
Меньше число и, особенно, скоротечнее радости счастливцев иного рода — тех, кому эти радости приносят великое очарование любви.
Всякий раз, когда человек разрывает тесный круг ограничений своего
бытия, когда стремление к самопожертвованию — во имя своего ближнего или своей семьи, во имя своей страны или своей веры — выводит
его из того плена, куда он был заточен собственным эго, на просторы
иного бытия, тогда появляющаяся у него на время самозабвенная свобода дает ему возможность — хотя и в самой малой степени — почувствовать высокое наслаждение истинной любви, отчего ему кажется,
будто он един с самим Божественным. Однако в большинстве случаев
эта связь — если она и была — не подлинное и глубокое единение,
а всего лишь краткое прикосновение к Нему, поскольку любовь, посещающая человеческое существо, неизбежно подвергается смешению
с его эгоистическими побуждениями и другими низшими проявлениями его натуры, умаляющими ее и лишающими той силы, которую дает
ей ее чистота. Но даже если бы человеку и удалось навечно сохранить эту чистоту, его связь с Божественным Бытием не могла бы быть вечной, ибо любовь — это только один из модусов этого Бытия, претерпевших, наряду с остальными, значительные искажения при воплощении в земном мире.
Впрочем, подобного рода жизненный опыт соприкосновения
с высшей силой любви полезен и благотворен для обычного человека,
следующего в русле естественного хода событий, пролагаемом Природой в ее достаточно путанном продвижении к будущему единству
мира и человечества. Но такой опыт никак не может удовлетворить
тех, кто стремится ускорить это продвижение, а точнее, желает вообще
двигаться иначе — более коротким и более быстрым путем, то есть тем
особым, высшим путем, который освобождает их от необходимости,
разделяя с обычным человечеством все человеческое, проходить тот же
долгий путь развития, каким под руководством Природы оно движется к совершенству; выбравшие этот высший путь могут, таким образом, принять участие в духовном восхождении, которое скорейшим
способом приведет их к цели — стать родоначальниками новой расы,
нового вида существ, которые будут являть собой живое воплощение
супраментальной истины на земле. Такие души, исключительные, просветленные души, отвергают любовь человеческую во всех ее ипостасях, ибо какой бы прекрасной и чистой она ни казалась, она всегда
неизбежно станет чемо вроде короткого замыкания, нарушающего
прямую связь с Божественным.
Для того, кто познал любовь к Богу, всякая другая любовь лишена
света, в ней слишком много корыстного, мелкого, темного; обычно
у людей она скорее напоминает торг или борьбу за первенство и власть,
и даже у самых лучших из них к ней примешиваются многочисленные
недоразумения и обиды, ссоры и взаимное непонимание.
Кроме того, всем известно, что человек становится похожим на то,
что он любит. Поэтому, если вы стремитесь стать подобием Божественного, любите только Его. Только тот, кто познал то высшее экстатическое состояние, в котором вы ощущаете в ответ на свою любовь
нисхождение любви Божественной, знает, насколько безвкусными,
бескровными, безрадостными в сравнении с этим предстают подобного же рода взаимоотношения с любым другим предметом человеческой
любви. Ради таких отношений с Божественным, ради того, чтобы
любить Бога и быть любимым Им, самая строгая аскеза совсем не
покажется ни тяжелой, ни долгой, ни суровой, ибо непередаваемо
и невыразимо никакими словами то высочайшее состояние, которое
достигается в награду за этот труд.
Именно такое благодатное состояние мы и стремимся воплотить
непосредственно в материальном, поскольку это достижение даст нам
возможность преобразовать этот мир так, чтобы он действительно стал
обителью, достойной Божественного Присутствия. Тогда впервые
в истории земли Божественная любовь во всей своей чистоте и истине
сможет найти себе полное воплощение в физическом теле, которое для
нее уже не будет, как прежде, только оболочкой, чужеродным одеянием, скрывающим и искажающим сияние ее сущности. Уже неоднократно в истории человечества Божественное — с целью облегчить
человеку тяжелый путь аскезы, сделать Себя ближе и доступнее —
пыталось явить себя в физическом теле, по виду сходном с человеческим, но всякий раз, когда Оно заключало себя в грубые материальные
формы, все, что Ему удавалось, — это воплотиться, скорее, в пародирующем самого себя — то есть умаленном, искаженном — обличье.
Для того, чтобы явить себя в этом мире во всей полноте своего совершенства, Божественное ожидает от человека необходимого для
исполнения этой цели продвижения в духовном и физическом развитии; ибо человек в грубой слепоте своего тщеславия, в своем глупом
самомнении ошибочно видит во всяком воплощении высшей божественной любви, принявшей человеческий облик, признаки свойственных собственно ему самому недостатков — бессилия, рабства, нужды.
И однако человеку уже известно — поначалу смутно, но чем дальше он развивается, тем с большей ясностью он это осознает, — что
только любовь сможет положить конец страданию в этом мире; только
невыразимая радость, даруемая одной лишь чистой истинной любовью, способна избавить населяющие наш мир существа от мучений —
следствие их обособленности, оторванности от Творца и взаимной
разъединенности. Ибо только в блаженном экстазе высшего единения
обретет всякая тварь и смысл, и завершенность своего бытия.
Вот почему нужно внести в материальную субстанцию свет, добиться ее чистоты и совершенства, а в конечном итоге преобразовать
так, чтобы она уже не скрывала присутствия Божественного, когда
Оно воплощает себя в материальных формах. Ибо тогда чудотворная
благодать божественной любви, которая обладает силой превратить
всю земную жизнь в царство блаженства, сможет проявить себя в этом
мире в полной мере, свободно, без всяких преград.
Но это, скажете вы мне, является наивысшей целью, венцом всех
наших усилий, конечной победой, а что же нужно делать, чтобы добиться ее? Каким путем двигаться к ней и каковы должны быть самые
первые шаги на нем, с чего нужно начинать?
Поскольку мы решили всю свою любовь сохранить только для своих отношений с Божественным, Ему одному отдать всю ее силу и свет,
в наших отношениях с окружающими будем всегда неизменно и всецело благожелательны, добры и совершенно бескорыстны, не требуя
взамен абсолютно никакой награды, никакой благодарности и даже
никакой признательности. Как бы ни обращались с вами окружающие, у вас никогда не должно быть ни возмущения, ни обиды по отношению к ним; ни единым пятном не омрачая своей любви к Божественному, предоставьте Ему решать целиком и полностью, как уберечь
и оградить вас от непонимания и злонамеренности других людей.
Пусть единственным источником всех ваших радостей и наслаждений будет Божественное. Только у него ищите (и непременно найдете!)
помощи и поддержки. Оно утешит вас в любой печали, будет надежным другом и наставником на жизненном пути, всегда поддержит, если вы споткнетесь, а если упадете и от бессилия не сможете двигаться
дальше, Оно примет вас в могучие объятия своей любви и окружит ее
всепобеждающей и всепримиряющей нежностью.
Во избежание недоразумений должна здесь отметить, что, только
уступая требованиям языка, я употребляю здесь мужской род, говоря
о Божественном. В действительности же, реальная сущность любви
стоит неизмеримо выше, превосходит все и всяческие родовые различия и разграничения, так что когда Божественное облекается в человеческую плоть, Оно с одинаковой свободой и легкостью может
использовать как мужское, так и женское тело, в зависимости от того,
что требуется для работы.
Коротко говоря, аскеза в области чувств заключается в совершенном отказе от всякой чувственной привязанности — к человеку ли,
семье, стране и вообще к чему бы то ни было — ради того, чтобы
совершенно отдаться, полностью сосредоточиться только на одной
привязанности, привязанности к Божественной Реальности; это всепоглощающее сосредоточение приводит, в конечном итоге, к полному,
охватывающему все наше существо, единению с этой Реальностью
и служит подлинным средством воплощения супраментального мира
в земном.
Естественным следствием и конкретными формами достигнутого
таким образом состояния и будут те виды свободы, о которых мы ведем
речь в этой статье. Свобода в чувственной сфере означает полное освобождение от страданий, ибо они невозможны при действительно полном единстве с супраментальным.
Свобода в ментальной сфере и освобождение от неведения означает обретение нашим существом совершенно иного умственного состояния, можно сказать, иного, нового, разума — назовем его «разумом
света» или «гностическим сознанием», — отличительное свойство
которого будет состоять в обладании качественно новым средством
самовыражения — Словом, наделенным подлинно творческой силой.
Свобода в витальной сфере благодаря освобождению от всякого
желания придаст нашей воле способность целиком и полностью находиться в сознательном единстве с Божественной Волей, сообщит всему нашему существу покой, мир, безмятежную ясность и силу.
Завершением всего этого процесса является достижение свободы
в материальном мире — преодоление закона причинноледственной
связи, господствующего в этом мире. Достигая, в описанном выше
смысле, полной, всеобъемлющей власти над собственным существом,
вы перестаете быть рабом законов Природы, заставляющих человека
в своих действиях и поступках подчиняться подсознательным или же
едва осознаваемым импульсам и ограничивающих его бытие рамками
ординарного, рутинного образа жизни, установленного Природой для
большинства обычных человеческих существ. Благодаря этому последнему виду свободы человек может уже с полным знанием дела выбирать свой жизненный путь в этом мире, самостоятельно определять все
свои действия и поступки, находясь при этом вне досягаемости слепого закона причинноледственных связей и не допуская никакого
иного вмешательства в ход своей жизни, кроме одного — высшей воли, истинного знания, супраментального сознания.